– Беременных женщин, Кара, – равнодушно ответил Рок, и я вздрогнула.

– На плечи моей матери лег позор этого бремени. Отец мог бы отказаться от нее, но он слишком любил ее. Изначально они хотели отдать кому-нибудь ребенка, но чем больше был срок, тем сильнее мать привязывалась ко мне. В конце концов, она взяла с отца обещание заботиться обо мне, пусть не как о сыне, но как об одном из родственников.

Мне хотелось зажать рот ладонью, но я не двигалась. Заледенев, я слушала исповедь Рока и пыталась унять рвущееся из груди сердце, такое же одинокое, как и у него.

– Ваша мать – прекрасная женщина, – прошептала я.

– Да, – согласился Рок и добавил: – Была. Она умерла в родах.

Меня словно ударили ножом. Я внутренне съежилась, проживая боль Рока, как собственную.

– Мне очень жаль. – Я не могла заставить себя посмотреть ему в глаза.

– Отец был вне себя от горя, – продолжил Рок. – Он бы сбросил меня с утеса, как когда-то, несколько поколений назад, делали с ненужными детьми, но слово, данное моей матери, удерживало его от импульсивных поступков. Он оставил меня в семье и даже дал свое имя, признав сыном. Тайну моего рождения знают немногие, но и те помалкивают из уважения к моему отцу.

– Рок…

В горле застрял мокрый ком. Я жалела, что начала этот разговор. Наощупь найдя ладонь Рока, я обхватила ее и сжала.

– Каждый раз, Кара, когда отец смотрит на меня… – Рок обернулся ко мне. Его красные глаза остались сухими. В них сотней отблесков сверкала боль. – Каждый, предки его дери, раз он думает, что лучше бы я, щенок, умер еще тогда, при родах. И, знаете, иногда я думаю, что он прав…

– Рок! – Я импульсивно прижала его ладонь к своей щеке. – Не говорите так!

– Почему? Кому стало лучше от того, что я живу и дышу этим воздухом?

– Мне! – яростно выкрикнула я. – Если бы не вы, я…

Рок посмотрел на меня с затаенной надеждой. Он выглядел таким открытым, таким потерянным и таким близким, что я… испугалась. Я не смогла закончить начатую фразу.

– Что, Кара? – тихо спросил он.

– Я бы погибла на костре, – дрогнувшим голосом проговорила я совсем не то, что имела в виду на самом деле.

Лицо Рока дрогнуло. Он быстро опустил взгляд, будто смотреть на меня было ему больно, и осторожно освободил свою ладонь от моего захвата.

– Да, наверное, – спокойно согласился он.

Я кусала губы. Мне стоило сделать последний шаг, но какой-то непонятный страх останавливал меня. Признание никак не срывалось с моих губ, будто оно могло толкнуть меня в пропасть, заставить прыгнуть с вершины водопада.

Водопад…

– Почему вы бросились за мной в реку?

Я смотрела прямо и вынудила Рока тоже посмотреть мне в лицо.

– Кара, – обреченно вдохнул он, – я бы последовал за вами даже за ту грань. Неужели вы этого еще не поняли?

Все решили эти слова. Сомнений больше не осталось. Я потянулась к Року, и мои губы нашли его губы.

На доли секунды он замер, словно сомневаясь в реальности происходящего, а затем его рука легла мне на шею, притягивая к себе еще ближе. Растворяясь в поцелуе, я почти потеряла себя, но одна мысль заставила ненадолго очнуться. Отстранившись от Рока, я положила руку ему на грудь и с какой-то женской мстительностью напомнила, глядя в его затуманенные желанием глаза:

– Вы же говорили, что вам не нужно мое тело.

Рок усмехнулся, не отводя взгляда, вновь притянул меня к себе и выдохнул прямо в губы:

– Я умею хорошо лгать, Кара.

Расскажите друзьям

Facebook
Вконтакте

Материалы по теме