Переполненный пригородный поезд просигналил на прощание и тронулся с полупустой платформы. Пассажиры быстро разбежались под моросящим осенним дождем.

Только одна женщина осталась стоять. В 65 лет стройная женщина с остатками былой красоты не спешила открывать зонтик.

Для себя она решила, что больше не будет торопиться. Она подставила свое бледное лицо под холодные капли, гордо выпрямилась и направилась к выходу.

Пожилая женщина приехала умирать в крохотный домик. Но найденный внутри сюрприз многое изменил

Легко спустившись по ступенькам, ведущим к дороге в деревню, она сорвала ветку рябины с россыпью алых ягод и поспешила к автобусу. Настроение Антонины Сергеевны было сродни тоскливой безнадежности дождливого осеннего дня.

Она собиралась умереть. Нет, не сейчас, не сегодня и не завтра. Но женщина точно знала, что дом, который она недавно купила, станет ее последним убежищем. Непоправимое произойдет очень и очень скоро.

Устав от бесконечного лежания в больнице, она сама попросила детей продать ее квартиру и купить дом в глуши. Сын и дочь, которые начали с ней спорить, столкнулись с полной отстраненностью и отступили.

Им стало совершенно ясно, что мать смирилась с происходящим. Она сама решила, как провести остаток своей жизни, и имеет на это право.

Сын Влад, который занимался вопросами недвижимости, успешно продал большую трехкомнатную квартиру своей матери в центре города и купил симпатичный маленький домик с небольшим палисадником, достаточно далеко от города.

Антонина Сергеевна была вполне довольна новым жильем. После генеральной уборки дети принесли выбранные вещи, каждый получил долю от продажи квартиры и ушли, пообещав навестить.

Сегодня она поехала оформлять документы на недвижимость, перевела пенсию, осталась у нотариуса, составляя завещание.

Несмотря на трагичность ситуации, женщина не чувствовала отчаяния. Светлая печаль поселилась в ее душе.

— Но я проживу свою жизнь на природе, как и мечтал. По крайней мере, еще есть время. Благодарю тебя, Господи.

В залитом дождем окне автобуса женщина увидела две заметные березы и попросила остановиться.

Через несколько минут она уже открывала ворота своего нового дома. Зажатое большими кирпичными особняками, кирпичное здание казалось очень маленьким. Что-то вроде кукольного домика с кукольным палисадником, пятью розовыми кустами, яблоней и грушей.

Внутри единственной комнаты был настоящий камин. Кухня могла поместиться на веранде, выходящей во внутренний двор, она также была столовой.

Скинув туфли в прихожей, Антонина вошла в комнату босиком, опустилась в кресло и задумалась.

— Я сбежал из города, но что я буду здесь делать? — задал я себе вопрос и выглянул в окно — А я просто начну жить, рисовать и выращивать цветы, — Я огляделся и ухмыльнулся, — Если только на подоконнике.

В комнате становилось прохладно, и женщина подошла к плите, попыталась воткнуть в нее полено, но оно все равно не хотело входить. Духовка, которую ее сын затопил накануне, была внутри совершенно пуста.

Антонина Сергеевна отчетливо помнила, как лично убирала пепел. Женщина потерла подбородок и наклонилась к отверстию плиты. То, что последовало за этим, произошло с молниеносной скоростью.

Острые когтистые лапы вцепились женщине в щеку. От неожиданности и боли она упала на бок и пронзительно закричала. Грязный серо-пушистый кот выбрался из камина и, разбрасывая остатки пепла, заметался по комнате.

Оставляя грязные следы, кошка промчалась сквозь мягкие розовые занавески, покачнулась на карнизе и рухнула вместе с ним. Ошеломленная, Антонина Сергеевна потянулась к ближайшему бревну, подняла его над головой и закричала изо всех сил.

— Проваливай!!!

Зверь, прижав уши, вылетел из окна. Женщина с минуту посидела на полу и начала медленно подниматься. Чувствуя приближение приступа, она едва добралась до кухни и выпила лекарство.

Подождав, пока это подействует, я подошел к открытому окну. Особенно не надеясь никого увидеть, она оглядела палисадник.

Под мокрым розовым кустом, таким же мокрым, спиной к ней сидел огромный толстый кот непонятного красно-серого цвета. Антонина Сергеевна оглядела разгромленную комнату, потерла поцарапанную щеку и нахмурилась.

— Похоже, что бывшие владельцы еще не все съехали.

Она села за стол и подперла щеку рукой.

— Нет, в доме нет животных, — убеждала она себя, — У них есть мех, запах и все.

Она с болью посмотрела на карниз, висящий на одном гвозде. Она поставила чайник, чтобы согреться, и снова посмотрела в окно.

Поза уже полностью промокшего кота стала еще более трагичной. Бедный кот был оставлен как ненужная вещь.

Женщина надела резиновые сапоги и вышла на крыльцо.

— Эй, толстяк!

Рассерженный кот встал и, еле передвигая лапами, поплелся к воротам. Он шел так медленно, как будто тащил себя за шиворот. Антонине не составило труда обогнать его и встать на пути.

— Ладно, оставайся, но помни, я хозяйка, и больше никаких погромов.

Зверь сверкнул на нее недобрым огнем огромных оранжевых глаз, повернулся и весело потрусил к открытой двери.

— Ах ты, Негодяй!

Антонина поняла, что ее купили на жалость и что ей придется бороться за роль хозяйки.

В полдень женщину разбудил звук разбитого стекла и падающего железа. Ворвавшись на кухню, она остолбенела. На полу валялись осколки любимой чашки, а рядом с ней боком валялся чайник. Вода из холодной лужи подкралась к ее босым ногам.

— Ах ты, — женщина схватила полотенце и замахнулась на животное.

Кошка бросила пойманную у ее ног мышь и привычным прыжком вылетела в окно. Антонина открыла холодильник и посмотрела на пустые полки.

— Хорошо, убедил. Тебе действительно нужно поесть. Я сейчас иду в магазин.

Поспешив к воротам, она прищурила глаза и увидела наглого мужчину, сидящего под розовым кустом.

— Я за тебя, — начала женщина, но остановилась, увидев его злобные глаза.

Полчаса спустя она старательно запихивала в пакеты недельный запас еды. Подумав немного, она попросила еще одну бутылку молока.

Уже подходя к двери, она услышала вежливый голос позади себя.

— Привет, сосед.

Женщина обернулась и уставилась в лицо высокого темноволосого мужчины средних лет.

— Меня зовут Михаил. Мой участок примыкает к вашему. Могу я спросить, надолго ли вы останетесь у нас?

— Я не знаю, — Антонине Сергеевне почему-то сразу не понравился собеседник.

— Может быть, отдашь мне свой дом, я дам тебе хорошую цену, — оживился он.

— Нет, — женщина поджала губы, — я здесь до конца, а потом решу со своими детьми.

— Ну, хорошо, — мужчина скривил рот, — Тогда доброго вам здоровья.

Антонине Сергеевне до глубины души не понравилась его уродливая ухмылка.

К вечеру, обдумывая весь этот неприятный разговор с соседкой, женщина почувствовала себя очень плохо. Она приняла лекарство и, немного подумав, достала своего любимого Достоевского и погрузилась в чтение.

Кот, отдавший должное свиным сосискам и теплому молоку, громко мурлыкал в кресле. Антонина с улыбкой увидела эту трогательную картину, закрыла усталые глаза и выключила свет.

Далеко за полночь ей начал сниться кошмар. Преследуемая мужчиной в черном, она из последних сил побежала по темному переулку. Мое сердце билось в неконтролируемом ритме где-то в горле. Острая боль распространялась в его груди. До освещенной улицы оставался всего один шаг.

Яркий свет фонарей уже бил ей в глаза, когда незнакомец схватил ее, навалился на нее и начал душить. Ужас холодным кольцом застрял у меня в горле. Женщина с трудом открыла глаза и встретилась с янтарным взглядом кота.

Устроившись у нее на груди, он исполнил замысловатый танец, как будто точил ногти о ночную рубашку.

«Жир уходи», — сказала Антонина сдавленным шепотом, но вдруг почувствовала, что боль утихает, сердце стало биться ровнее, удушье отступило.

Чувствуя невероятную легкость, она закрыла глаза и заснула. Проснувшись в полдень, пожилая женщина почувствовала себя почти здоровой. Я несколько раз пытался покормить Толстого, но кот спал, не подавая признаков жизни.

Только вечером, когда она наслаждалась последним теплым осенним вечером и сидела на крыльце, зверь вошел и уткнулся пушистой головой ей в колени.

— Ты мой ангел-хранитель, — женщина серьезно посмотрела ему в глаза.

Кот потерся о сидящую хозяйку и побрел к холодильнику.

После трех месяцев кошачьей терапии Антонина перестала принимать лекарства. Нападения не повторялись. Она объясняла это себе чудом Господним, искренне не понимая, как обычная кошка могла справиться с болезнью, перед которой лучшие врачи страны казались бессильными.

Ее сын пришел навестить ее накануне. Провожая его, Антонина попросила найти бывших хозяев дома. Может быть, они просто потеряли кота, когда уходили, потому что он любил частые отлучки из дома.

На деревню опускались ранние декабрьские сумерки. Поцеловав Влада в щеку и пересекая отъезжающую машину, продрогшая женщина поспешила в дом.

— Это неуклюже. Мне следовало зажечь камин раньше, я полностью болтала со своим сыном», — сказала она, подкладывая поленья в печь. Немного почитав ночью, женщина легко заснула.

Ей снилось, что она падает спиной в глубокий колодец, щурясь от света, падающего с высоты. Внезапно свет заслонила огромная кошачья голова.

Перед моими глазами появилась жутко ухмыляющаяся морда. Острые когти начали рвать грудь, прикрытую ночной рубашкой.

Разбуженная громким кошачьим криком, Антонина с трудом открыла глаза и закашлялась. Желтый едкий дым заполнил комнату. Интуитивно прикрыв рот и нос одеялом, она побрела к двери, подгоняемая котом.

Женщина открыла дверь на улицу и перегнулась через перила, пытаясь отдышаться. Кот издал хриплый звук. Женщина быстро добежала до ворот и обмякла.

Антонину вывел из забытья милый добрый голос.

— Женщина, которая с тобой. Олег, скорей вызывай скорую, — над ней склонились молодые соседи.

Через три дня Антонину Сергеевну перевели из реанимации в отделение, и она попала в объятия детей. Дочь рыдала у нее на груди, а сын мерил шагами маленькую одноместную комнату.

— Мама, возвращайся в город. Ты хочешь жить со мной или с Владом, — губы дочери Татьяны отчаянно дрожали, — Что за прихоть жить у черта на куличках?

Женщина обняла их обоих и покачала головой.

— Мне здесь нравится. Это несчастный случай. Это может случиться с каждым.

Влад нахмурился, глядя на мать.

— Я дам тебе центральное отопление, обещай, что ты больше не будешь зажигать духовку.

— Я обещаю. А кто кормит кошку? — женщина вопросительно перевела взгляд с сына на дочь, которая сидела с опущенными глазами.

Влад встал и стукнул кулаком по стене.

«Я похоронил его под розовым кустом. Мама, пожалуйста, не плачь, — сын не сильно сжал ее руку.

Антонина слепо смотрела в окно. Чувство всепоглощающей потери тяжелым грузом легло на ее плечи.

— Мне, наверное, нужно рассказать об этом его хозяевам. Вы их нашли? — водянистые светлые глаза уставились на сына.

Он кивнул.

— Ты не поверишь. У них никогда не было животных. У моей маленькой дочери ужасная аллергия.

Антонина Сергеевна тихо заплакала, отвернувшись к стене.

— Как так? Почему все так несправедливо? — Она безнадежно всхлипнула, — Он определенно был послан мне свыше.

— Мама, не плачь. У тебя будет кошка, — сын опустился перед ней на колени, — У соседей была Мурка, и в последний месяц, по их словам, твой толстый очень часто ходил к ним.

Расскажите друзьям

Facebook
Вконтакте

Материалы по теме