После оглашения приговора в 2015 году я впервые оказалась за решёткой. «Благодаря моему близкому человеку» и «старательным» полицейским, обвинённая в мошенничестве я отправилась в тюрьму на 5 лет. Как я провела эти годы вы можете узнать, посмотрев мой канал. В этой же статье я расскажу о моём первом впечатлении о СИЗО.

Как в СИЗО на самом деле относятся к женщинам. Личный опыт

ГЛАВА ПЕРВАЯ

СИЗО

Обществу на протяжении долгого времени внушают информацию о том, что в тюрьму попадают только нелюди. «Если он в тюрьме-значит преступник. Невиновного в тюрьму не посадят«- вот что внушат нам СМИ. Могу согласится, что очень много людей совершают преступления: убийства, грабежи, насилие. Перечень очень велик. Тем не менее за решётку попадают и невиновные люди (да, такое случается). Однако, мы верим стереотипам, существующим с давних пор и и избавляться от них не хотим по разным для каждого из нас причинам. Скажу проще, так всем удобнее.

Я не исключение. Я и в страшном сне увидеть не могла своё пребывание в тюрьме. Я, законопослушный гражданин с идеальной кредитной историей, не имеющей даже налоговых просрочек, практически не нарушавший даже правила дорожного движение, но всё же, оказалась за решёткой. И моё отношения к заключённым до этого момента было таким же как у вас — негативное.

В 6 часов утра 25 июля 2015 года меня разбудили звонком в дверь. Пришли с обыском. За всю свою жизнь мне никогда не приходилось сталкиваться с нашими «доблестными» полицейскими и поэтому не знала, как себя вести. Обыскав квартиру, меня попросили проехать с ними. При этом, не предупредив о том, что меня хотят, как говорят в народе, «закрыть». Мне дали времени только на то, чтобы немного привести себя в порядок и всё.

В отделе полиции меня держали с 8 утра до четырёх дня. Не пускали в туалет и не разрешали выйти из кабинета, чтобы купить себе еду и даже воду. При этом, ничего мне не объясняли. Потом, всё-таки сообщили, что я обвиняюсь в мошенничестве и сейчас меня «закроют».

Единственное, что дали мне сделать уже под вечер, это позвонить моей маме. Я сообщила ей «новость» и что необходимо сделать (нанять адвоката и привести мне необходимые вещи). Адвоката она наняла, но вещи передать не успела, т.к. закончился рабочий день. С собой в сумочке я носила зеркальце, расчёску, блокнот с ручкой и влажные салфетки. С этим багажом я и отправилась в тюрьму перед этим переночевав в приёмнике отдела полиции.

Умываться и чистить зубы мне пришлось влажными салфетками. Ходить мне было очень неудобно, поскольку у меня забрали шнурки из кроссовок и ремень от брюк В таком виде я поехала в суд, где мне избрали меру пресечения — заключение в СИЗО.

Автозак и наручники на запястьях, надо сказать, ощущения из малоприятных. Оглядываясь назад, до сих пор не могу понять, что называют тюремной романтикой.

Отдельно, по-хорошему, могу рассказать о сотрудниках СИЗО. Отнеслись ко мне с пониманием и вниманием. Дежурный принёс мне шампунь, мыло, туалетную бумагу, зубную пасту и щётку. Никаких побоев, унижений и хамского отношения не было. Не было ничего, из того, что показывают в кино и сериалах. Мне ни разу не сказали » руки за спину» или «лицом к стене». Называли исключительно на Вы, старались выполнить мои просьбы, такие как вкрутить лампочку или принести книги, максимально быстро и без отговорок.

После полного обыска определили меня в карантин. Личный досмотр — мероприятие, которое повергло меня в шок. Женщина заставила меня раздеться полностью. Каждая вещь просмотрена через рентгенотелевизионный аппарат(такие стоят в аэропортах ). Меня заставили присесть несколько раз и проверили сканером персонального досмотра. После чего препроводили в карантинную камеру.

Для меня было неестественным оказаться в подобной ситуации. Мало того, что я была в шоке от того, что вообще оказалась в тюрьме, тем не менее, остроты ощущений мне добавила сама камера. Это была комната в 5 шагов длиной и два шага шириной. В ней уместились одна двухъярусная железная кровать, умывальник, узкий стол, похожий на лавку, прикреплённый к стене и лавочка. Так же, я нашла в камере железный таз, книжную полку и пластмассовый бак для воды. Туалет был отдельным помещением в этой лачужке. Он же служил еще и душем (причём, душ в камере — это таз). Стены туалета были измазаны …вном, на сам унитаз было даже страшно смотреть. Тюремный гальюн закрывался узкой дверью без ручек. В этом помещении с двух сторон на меня смотрели видеокамеры, прикреплённые так, что просматривалась вся камера. Ко всем моим унижениям, я оказалась ещё и в тюремном реалити-шоу, где за тобой круглосуточно наблюдают. Позже я узнала, что камеры вешают только в карантинных помещениях для того, чтобы наблюдать за вновь прибывшими. Люди попадая в тюрьму впервые испытывают шок и могут сделать что-нибудь с собой. Чтобы этого не допустить размещают видеокамеры.

Не знаю почему, но я решила, что именно здесь мне придётся жить неопределённое время. Наверное у себя в голове на подсознательном уровне я представляла, что именно так должна выглядеть тюрьма. Маленькое, грязное, душное помещение с ужасной вонью. Поэтому для себя я решила, что жить так я не буду. Я попросила у охраны перчатки, моющее, тряпки и веник. Преодолевая брезгливость, убрала помещение. Затем, мне дали кипятильник, которым я нагрела воды для купания и стирки, поскольку из крана текла только холодная вода. После импровизированного душа из таза и кружки, обернувшись в одну из простыней (на удивление чистую), которые мне выдали, я почувствовала себя немного лучше, и уже могла нормально думать.

Поначалу я находилась в таком шоке и недоумении, что даже слова вымолвить не могла. Я не слышала, что творится вокруг. Не могла думать. Даже плакать не могла. Пробовала взять себя в руки и отпустить ситуацию, отвлечься, потому как понимала, что сейчас не в силах изменить ситуацию.

Женщинам в отношении умения снимать стресс повезло больше, чем мужчинам — мы умеем плакать. Отвлечься я пыталась чтением и медитацией. Помогло. Читая какой-то роман, который был в камере, почувствовала, что по щекам катятся слёзы. Это был хороший знак, я пришла в себя. Я даже сумела съесть немного хлеба, который принесли вместе с ужином (гороховой кашей и порошковым киселём). На тюремную еду я даже смотреть не могла, не то что её съесть. Мало того, что вид она имела отнюдь не привлекательный и воняла, как свиная похлёбка, так ещё и принесли её в посуде, которую вряд ли когда-нибудь хорошо мыли.

Считая себя деятельным человеком, понимала, что надо действовать, принимать решения. Но тюрьма, это не то место, где ты можешь что-то решать так, как ты привык это делать на свободе. Поэтому, в данной ситуации мне приходилось только ждать. Ждать новостей от родных или прихода адвоката. Моими соседями по камере были три мышки. Они выходили из норки ближе к вечеру покушать хлеба, который я им крошила. Я развлекалась тем, что клала хлеб ближе к середине комнаты. Когда мышка к нему приближалась, я издавала звук громкого поцелуя. Мышь пугалась и высоко подпрыгивала от страха. Она удирала, но через некоторое время приходила опять и всё повторялось. Мышка подпрыгивала от звука и удирала в норку. В итоге я каждый раз жалела мышей и отдавала им весь хлеб.

Неожиданным «бонусом» для меня стала новость о том, что человек, который очень старался меня посадить в тюрьму, находится за стенкой. Его самого посадили по тому же делу, что и меня. Юридически, теперь он мой подельник. Как он позже мне сказал: «Я был не прав. Не рой другому яму — сам в неё попадёшь».

В карантинной камере я прожила одна (с мышами) пять дней. Неожиданно для меня, открылась железная дверь и мне объявили: «С вещами на выход». Ещё не зная, что именно означают эти слова (может ошибка исправлена и я иду домой?) я собрала вещи и вышла из камеры.

Продолжение следует…

Подписывайтесь на мой канал и получайте массу удовольствия от жизни!

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

Читайте также:

Как на самом деле живут в женской тюрьме

Один шанс, чтобы почувствовать себя ребёнком

Какой странный совет навсегда спас меня от вросшего ногтя

Расскажите друзьям

Facebook
Вконтакте

Материалы по теме