фото с просторов интернета

НАЧАЛО

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

Я немного напряглась, ожидая очередной пакости.

-Тут вот какое дело, сказала тётя Люба, — свои в первый же день пришли заявление в школу писать, а вот дальше чудеса, да и только начались. Начали приезжать люди с соседних деревень, просят своих детей в школу нашу записать.

-Странно как — то, с чего бы это?

-Вот и я думаю с чего. И главное, готовы ребёнка гонять по двадцать пять километров туда и обратно, своя школа есть, а они к нам прутся.

-Ну, таких — то мы точно не возьмём, это бред. Мы своих зимой на елку не повезли за двадцать километров, а тут каждый день. Что они там все с ума посходили? С соседней деревни, я ещё понимаю. Там школы нет и она от нас в четырех километрах, можно автобусом забирать и отвозить обратно. Но я таких решений принимать не буду, нужно позвонить в районо и спросить, что делать. А потом уже, если что думать.

Соседка стала прощаться и уже вышла на улицу, когда я вспомнила про новость для неё. Вот же я бессовестная.

-Тётя Люба, — крикнула я, выбежав ей вслед, — стойте. У меня тоже хорошая новость. Лёха не женится, свадьбы не будет!

Соседка плюхнулась на землю как подкошенная, закрыла руками лицо и заплакала. Мы с Максом кинулись её поднимать и успокаивать.

-Надя, да как ты могла. Ты же не представляешь, что она с ребёнком сделает, — плакала тётя Люба.

-Да какое Вам дело до чужого ребёнка, если Вам так жалко чужих детей, пойдите и усыновите кого — нибудь в детдоме. А этого может уже и из роддома заберут. Пусть о нём родные мамаша с папашей заботятся.

-Дура ты, Надька, разве такие вещи так говорят, — упрекнул меня Макс.

-Блин, да что ж такое! Везде только и слышу дура да дура. Задолбали уже. Сколько можно.

-Да вот, сколько будешь молоть языком не подумавши, вот столько и будешь дурой.

-Максим, не обижай Наденьку, — заступилась за меня соседка, — это от неожиданности. Знаешь, сколько я пережила за эти полгода? Она же, тварь такая, ребёнком нас шантажировала.

У меня перехватило дыхание.

-Как! Вы это всё знали и даже мне слова не сказали! Да это нужно было всё сразу на корню прекратить!

-Да я думала, ты знаешь, ведьма ведь.

-То есть Вы думали, что я соучастница этого бедлама, — обиделась я, — ладно, всё с вами ясно. Больше ни кому слова не скажу.

Я развернулась и пошла в дом.

-Надь, — окликнул Максим

-Отвали! – огрызнулась я, громко хлопнула дверью сеней и закрыла её на замок.

-Надь, — Макс застучал в дверь.

-Всё!

Я пнула, валявшийся на моём пути узел Ленкиных вещей, зайдя в дом, пнула свою сумку, стоявшую на пороге и от боли заплакала. Наверное, я точно дура, всё бегаю, помогаю всем. А им это не нужно. То не так сделала, то не так сказала. Всё, пока на колени не упадут и сами не попросят, пальцем не пошевелю помогать. А то допомогаюсь до тюрьмы, или ещё каких – нибудь неприятностей. Бабушка не зря беспокоилась.

Чтобы успокоится я начала разбирать сумки. И тут до меня дошло. А Ленка то не просто так свалила, это же она всё время боялась, что я пойму, чей ребёнок. А я то, точно дура, у себя под носом таких вещей не видела. Ни романа с Лёшей, ни беременности. То — то она такая бешеная была в последнее время.

-Но если Лена овца, это ещё не повод подозревать меня и обзывать дурой!- сказала я вслух, швырнув очередной отрез на кровать.

-Правильно! – кто — то сказал у меня за спиной.

Я взвизгнула и в прыжке развернулась на сто восемьдесят градусов. За спиной никого не было.

-Баба Вера, это Вы? – робко спросила я.

-А кто ж ещё?- ответил мне голос из пустоты в районе сундука.

-Это зачем же Вы мне такую пакость в сенях натворили,- спросила я подбоченясь.

— А нечего ей тут делать. Скоро гости приедут, им спать где то надо. А эта тут своё тряпьё разложила, как у себя дома.

-Эх, взрослая женщина, а ведёте себя как маленькая. Гостей можно и на Ленкину кровать положить.

— Не можно! Поганая она, поганая.

И тут я подумала, чего я попусту с воздухом разговариваю, может лучше о главном спросить.

-Баба Вера, а Вы можете меня учить?

-Не могу, я не всегда такая злая. Это я от злости разговорилась, есть у тебя книги, тетради, сиди и учись, кто не даёт?

Вот же я глупая, нужно было сразу спрашивать о САМОМ ГЛАВНОМ!

-Баба Вера, а вы живая или умерли?

В ответ мне прозвучала только тишина. Тьфу, и вправду дура! Не болтала бы о ерунде, уже узнала бы живая или мёртвая, а если мёртвая, то где похоронена. А может это у меня просто из-за расстройства крыша поехала, и ни какой бабы Веры и не было. Надо с ней периодически разговаривать, вдруг опять заговорит. Каша в голове, сама себе противоречу.

Потихоньку освобождая сумку, вытащила ткани, разложила их по разным кучкам. Одна для тёти Любы, пусть выбирает, что ей понравится. Одна с лёгкими тканями, сшить что — нибудь летнее, ещё одна с тканями потеплее. Мешочек с бабушкиным приданным раскрывать не стала, положила к коробочке с серьгами. А что, жизнь удалась, украшения потом посмотрю, сейчас настроения нет. Столько запасов шить, не перешить. Запасы запасами, а вот не удержалась, все деньги до копейки потратила, а на доллары в наших магазинах ничего не купишь. Полезла в боковой карман за иностранной валютой, а вытащила пачку денег, в два раза больше и не только доллары, но и рубли. Ну, бабуля! Всё — таки сунула мне заначку, которую на уголь откладывала. Я пересчитала деньги и усмехнулась: сто – ноль в мою пользу, потому что тоже ей деньги под клеёнку положила и на сто рублей больше, чем она мне!

Из дома выходить не хотелось, почему — то казалось, что соседи так и сидят под моей дверью и караулят меня, но воды в доме не было, пришлось идти. Выйдя в сени, я удивилась. Вместо ожидаемого бардака в сенях был идеальный порядок. Нет, Ленкино барахло находилось всё там же, но аккуратно сложено в небольшую кучу. Может быть, Макс убрал? Я подергала входную дверь. Нет, дверь закрыта. Я её же собственноручно закрывала. «Чудеса», — подумала я, а вслух сказала: «Спасибо», и пошла за водой.

Часов в десять, когда я уже ложилась спать, в окно кто — то робко постучался. Выглянув, я увидела тётю Любу.

-Наденька, ты меня прости, я уж проревелась, а потом поняла. Ты сказала «чужого ребёнка». Чужого это как?

— Да так, как есть на самом деле.

И, пригласив её в дом, начала рассказывать всё с самого начала, с того момента когда Наташа пришла ко мне в гости…

С раннего утра пошла не в школу, а в правление. Все уже получили наряды на работу и разбежались по своим делам. Так что поговорить по телефон можно было спокойно. Я позвонила в районо и объяснила ситуацию про первоклашек. На том конце провода были очень удивлены происходящим. И выдали чёткие указания кого брать, а кого нет. Как я и предполагала, мы берём детей из близлежащей деревни и то, до первых серьёзных прогулов по болезни. Вообще, все эти дети прекрасно ездили в среднюю школу в соседнем селе. Но раз хотят поближе, то пусть попробуют.

-Надежда, — зав. районо вдруг сменила тему, — вы школу покрасили?

— Пока нет, мы хотели завершить набор, и потом недели за две, перед началом занятий покрасить.

— Ну, тоже хорошо, но не забывай, что в конце августа будет проверка по готовности школы к занятиям. Напарница когда выйдет?

— А вот с напарницей беда.

-Сбежала?

— Похоже на то. Но это ещё не точно. Она в феврале должна родить. Может ещё вернётся, но не на долго.

— Да что ж такое, ну не везёт с этой школой. Сказала бы раньше, я бы заявку подала на второго учителя, а теперь уже ничего и не сделаешь. Может быть, кто подвернётся. Сама пока справишься?

Я как представила вторую такую Лену у себя под боком, желание иметь напарника мгновенно пропало.

-Не, не, не. Не надо мне, никакой напарницы. Я лучше сама. Может быть, ещё всё поменяется и человек работать будет. Мне же она ни чего лично не сказала. Это только сельчане «на хвосте принесли».

-Ну, смотри сама. Как знаешь. Но учти, никаких приписок. Если она не явится в конце своего отпуска, ставь прогул, тебе же выгодней будет. На тебя полставки оформим.

Блин, нужны мне ваши полставки с такой нагрузкой, да ладно. На безрыбье и рак рыба. Я даже из жалости приписок делать не собиралась. Ещё посадят потом за это, всё равно кто – нибудь, да донесёт. Даже если я промолчу других — то, молчать не заставишь. Правда всё равно раскроется, если учёба будет в две смены.

Про роды в феврале я брякнула наугад, но было интересно какой срок беременности у Лены и как она собирается филонить до ухода в декрет. То, что баба Вера её однозначно не пустит в дом, уже даже не обсуждалось. Похоже, что с бегством Ленки ситуация не ослабевала, а даже очень наоборот, нагнеталась.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Расскажите друзьям

Facebook
Вконтакте

Материалы по теме